Абсурд суров, но это есть абсурд

  • 27.01.2017 г.
Нелепость и бессмыслица возбуждения дел об административном правонарушении в отношении перевозчика, к которой мы бы хотели привлечь внимание всех, кто участвует в перемещении груза через границу, достигает своего апогея в тех случаях, когда таможенные пошлины на перевозимый товар исчисляются не от веса перевозимого товара, и, следовательно, превышение веса никак не влияет на величину таможенных платежей.

Однако, отчаянно жечь глаголом, взывая к разуму таможенных чиновников, и искать общечеловеческую или, на худой конец, правовую логику в их поступках, дело бессмысленное и даже вредное. Любой, кто пробовал это сделать, достаточно скоро убеждается в собственной наивности, сожалеет о зря потерянном времени и переходит к более понятному оппоненту языку цифр, фактов и номеров, цитируемых документов. Последуем и мы этому примеру. Но сначала обрисуем человеческим языком ситуацию, в которую попал перевозчик, который с мая этого года безрезультатно пишет жалобы в самые различные инстанции с целью доказать очевидный факт — в его действиях нет и не могло быть нарушений российского законодательства.

Итак, 4 февраля 2011 года автомашина перевозчика ООО «Выборг-Транс» была загружена в порту Котка 40-футовым контейнером. Груз — обувь (код ТН ВЭД 6405100000). Разумеется, при загрузке водителем была проверена целостность контейнера, сохранность пломбы — это элементарные вещи, которые выполняются каждым добросовестным перевозчиком. В дальнейшем водитель получил от финского экспедитора в порту товаросопроводительные документы, еще раз сверил данные, занесенные в них, с данными в МДП и с данными в морском коносаменте. После чего водитель заехал в финскую таможню, получил и проверил номер таможенной пломбы и в прекрасном расположении духа покатил в Торфяновку для того, чтобы пересечь государственную границу и затем доставить товар в срок в место назначения — Кимрский таможенный пост, что находится в городе Твери.

Однако доставить груз получателю не удалось, ибо бдительный таможенный инспектор на МАПП Торфяновка, который, претворяя в жизнь чисто российскую параноидальную идею тотального контроля за всем и вся, проверяет вес товара, следующего мимо него транзитом в таможню назначения и выявляет несоответствие веса груза в карточке весового контроля и веса, указанного в товаросопроводительных документах.

В результате машина была направлена на 100% досмотр на СВХ ФГУП «Ростэк». Досмотр, в процессе которого было произведено взвешивание груза машины и пересчет товара, выявил, что количество грузовых мест и наименование товара соответствует указанным в ТСД, однако его вес больше указанного на 983 кг (10,3%).

При этом организаторы досмотра, взвешивая по три коробки каждого артикула, сочли несущественным предоставленное письмо грузовладельца о том, что вес каждого артикула может быть различным и не слишком важным несоответствие данных взвешивания груженой и порожней машины, которые составили 760 кг. Таможенники, в азарте погони за нарушителем таможенного законодательства посчитали также не обязательным учитывать погрешность весов, на которых они проводили свои столь нужные государству операции по установлению истины. Не было учтено и возможное увеличение веса груза, упакованного в гигроскопичную упаковку, которая вполне могла увеличить свою влажность, а, следовательно, и вес, во время перевозки контейнера морем.

Более того, несмотря на то, что в процессе разбирательства компания Выборг-Транс неоднократно уведомляла таможню о допущенных нарушениях при определении веса товара, выразившихся в том, что:

  • не было выполнено первоначальное поручение о 100% взвешивании товаров;
  • при повторном 100% досмотре вместо 60 взвешиваний в акте досмотра отражено только 18. При этом вес брутто указан только в 17 и 18 взвешиваниях, следовательно, неизвестно как определена общая масса товара и как учитывалась погрешность весов;
  • после четвертого взвешивания таможенный орган расчетно-арифметически презюмировал разницу фактического и документального веса в 580 кг, тогда как вес фактически изъятого товара весил 977 кг;
  • при весе пустого транспортного средства выявлена разница фактического веса с документальным в 140 кг., что нигде не было учтено, также как не было учтено, что допустимая разница может составлять до 2% от веса и, следовательно, не является нарушением;
  • на момент составления протокола по делу об АП, в материалах дела отсутствовали акты повторного таможенного досмотра, а в протоколах досмотра и изъятия товаров были неправильно указаны артикулы товара.

Все эти уведомления были проигнорированы сотрудниками Выборгской таможни, которые с упорством, достойным лучшего применения, азартно сочиняли очередное дело об АП.

Видимо поэтому квазиистинна, отраженная в акте досмотра, который и послужил основанием для возбуждения дела об АП, показалась перевозчику однобокой и неубедительной. Перевозчик вполне обоснованно полагал, что он в соответствии с действующей Конвенцией о договоре международной перевозки грузов (КДПГ-СМК) обязан проверить только число грузовых мест, их маркировку и нумерацию и вносить оговорки в ТТД только в случае невозможности провести проверку этих параметров. Более того, пункт 3 ст. КДПГ говорит о том, что требование проверки веса может исходить только от грузоотправителя, а перевозчик не только лишен этого права, но и не имеет фактически отношений с грузоотправителем. К тому же в данном конкретном случае перевозчик — ООО «Выборг-Транс» принял груз под таможенной пломбой, да и вообще не составлял никаких товаро-транспортных документов. Все документальное оформление пресловутого контейнера, включая оформление книжки МДП, было выполнено финским экспедитором в порту Котка на основании имеющейся у него информации.

Но и это далеко не все аргументы, которые привел перевозчик, доказывая свою непричастность к правонарушению и отсутствию у него каких бы то умыслов, направленных на обман таможенных органов. Я вовсе не случайно привел в статье не только наименование товара, но и его код по ТН ВЭД. Все дело в том, что таможенные пошлины и платежи по данному коду товара исчисляются не по весу, а из расчета 10% от инвойсной стоимости (но не менее 1 евро/ пару). В этом случае вес груза, превышение которого столь рьяно доказывали выборгские таможенники, вообще не влияет на сумму таможенных платежей и сборов.

К сказанному можно присовокупить, что ФТС и СЗТУ уже имели случаи убедиться в том, что возбуждаемые таможенными органами дела об АП по ч. 3 ст. 16.1 КоАП России в тех случаях, кода перевозчиком указываются достоверные сведения, а несоответствие веса не влияет на размер таможенных пошлин, разваливаются в арбитражных судах. Недовольство СЗТУ такой судебной практикой, а также очевидными недостатками в организации правового обоснования своих решений таможенными органами в судах привели к появлению писем сначала ФТС РФ, адресованное руководителям региональных таможен и затем письма СЗТУ № 12-01-12/24152 от 15 октября 2010 года, в котором достаточно однозначно именно для этих случаев написано следующее: «… основания для привлечения к административной ответственности отсутствуют.»

Нам представляется, что с этим письмом, адресованном начальникам таможен хорошо знакомы выборгские таможенники, проигнорировавшие в данном случае служебные указания своего прямого руководства. Видимо они были заранее уверены в решении Выборгского городского суда по этому делу. И Выборгский суд не обманул их ожиданий, вынеся 16 мая постановление № 5Т-455/1011, в котором ООО «Выборг-Транс» признавалось виновным в правонарушениях предусмотренных ч.3 ст 16.1 КоАп РФ., то есть в предоставлении таможенному органу недостоверных сведений о весе груза. В дальнейшем позицию Выборгского суда поддержал, к сожалению, и Ленинградский областной суд, в который обратился ООО «Выборг-Транс» с жалобой на вынесенное Выборгским судом постановление. Забегая вперед, скажем, что не помогли изменить ход событий с пользу перевозчика жалоба в Ленинград-Финлядскую транспортную прокуратуру. Прокуратура, правда, признала, что результаты взвешивания товара, проведенные выборгскими таможенниками при первоначальном взвешивании несколько больше чем вес груза, определенный в процессе его досмотра, однако все остальные аргументы перевозчика сочла малоинтересными и не влияющими на суть дела.

Таким образом, наши таможенные, судебные и правоохранительные органы по сути хором сказали перевозчику следующее.

Неважно, что перевозчик в соответствии с нормой права не имеет отношения к весу груза в перевозимом им контейнере. Малозначимо, что данные в перевозочные документы вносил вовсе не он. Практически не существенно, что вес груза никак не влияет на величину уплачиваемых таможенных налогов и пошлин. А вот то, что таможенниками на границе выявлена разница в весе, — это архиважно. Поэтому нарушитель должен быть наказан, а то, что это решение абсурдно совершенно неважно. И вот тут у того, кто дочитал текст до этого места, возникает вполне резонный вопрос. А почему, собственно?

Думаю, что опытные люди, легко ответят на этот вопрос.

-Да потому, что у любой таможни существует план по количеству заведенных дел об административных нарушениях — скажут они.

— И план этот никто не отменял.

Ну, а поскольку ФТС давно уже строит свою стратегию не на реальных действиях, способствующих развитию ВЭД, а на гладкой отчетности о своей работе, то соблюдение показателей за отчетный период для таможни гораздо важнее отсутствия элементарной логики в действиях по отношению к участникам внешнеэкономической деятельности. Причем стремление удовлетворить начальство красиво сделанной отчетностью преобладает даже над письмом ФТС — СЗТУ, о котором речь шла выше, фактически содержащем прямой запрет на возбуждение дел такого рода.

Ну, хорошо, с таможней все понятно. Особый менталитет сотрудников таможни заставляет их выискивать нарушения в действиях участников ВЭД даже в тех случаях, когда от этих нарушений бюджет государства не страдает. Гораздо сложнее объяснить политику российских судебных органов, той ее ветви, которая, как мы видим, имеет обыкновение выносить свои решения не в пользу перевозчика, несмотря на очевидную весомость предоставленных этим судам правовых аргументов в свою защиту.

Вопрос этот настолько непростой и объемный, что попытка ответить на него здесь и сейчас уведет нас далеко в сторону от темы статьи. Возможно, мы вернемся к нему впоследствии. Скажем только, что юристы, имеющие большой опыт работы и общения с различными судебными органами, практически единогласно отмечают российский феномен судебной практики, именуемый «двойная законность», который заключается в том, что решения городских и областных судов общей подсудности и решения судов арбитражных по делам, сходящихся до тонкости в деталях, могут быть диаметрально противоположны.

Возвращаясь к теме статьи и дальнейшим действий компании «Выборг Транс», попавшей под маховик российских таможенных и судебных чиновников, можно сказать, что возможности добиться справедливости и доказать свои права у перевозчика далеко не исчерпаны. Существуют суды высшей юрисдикции, которые при наличии у истца юристов, специализирующихся на процессуальных процедурах, вполне могут отменить предыдущие судебные решения. Дело здесь лишь в наличии политической воли и желании идти до конца в вопросе отстаивания своих прав, возможность которого пока еще в России никто так и не решился отменить. Именно это и собирается делать ООО «Выборг-Транс», отнюдь не опустивший руки от творимого в отношении него правового и административного произвола, и намеревающийся отстаивать свою позицию вплоть до Верховного суда России.

Источник: «TKS.RU»